Что с памятью моею стало

что то с памятью моей стало

[04:43]

- ЧтоТо С Памятью МоейФиолетовый Картонный Противогаз

[04:43]

- ЧтоТо С Памятью МоейФиолетовый Картонный Противогаз

[03:48]

- ЧтоТо Стало ХолодноПродолжение Следует

[04:02]

- ЧтоТо Стало Всё Не ТакПросто Горыныч

[02:55]

- ЧтоТо Стало ХолодатьСлава Корецкий

[04:15]

- ЧтоТо Стало ХолодатьПотапов Владимир

Тренировка памяти

В основном, забываем мы все потому, что мало внимательны к окружающим нас вещам. Если все время куда-то спешишь, а в голове крутятся тысячи вещей сразу, то трудно уделить внимание чему-то одному, это поэтому, что суть не запечатлевается в мозге. Сколько потом не напрягай память, не вспомнишь. В голове ничего не осталось, потому, что там ничего и не было. Возьмите себя в руки!

С детства помню свою игру — я складывала все номера машин в сумму и затем эту сумму доводила до простого числа. Автоматически. Произносила про себя какую-то последовательность арифметических действий: «Сорок три плюс двадцать, умножить на три, отнять двенадцать…» Ответ в сто семьдесят семь приходил на ум сам собой. Это была детская игра, непринужденная и веселая. Игра в числа. И только много лет спустя я узнала, что это было упражнение на запоминание, которое развивало внутреннюю речь. Может быть, именно оно помогло развить и память на лица, имена и события. А может быть, какие-то другие упражнения.

Для развития зрительной памяти в минуты поездок в маршрутках или ожидания в очереди не теряю зря времени. Внимательно рассматриваю какой-то предмет, стараюсь запомнить все детали — цвет, форму, что-то второстепенное. Закрываю глаза — и пытаюсь мысленно восстановить картинку во всех мельчайших подробностях. Открываю глаза — проверяю, ничего не упустила? И так повторяю с разными предметами.

А степная трава пахнет горечью,
Молодые ветра зелены.
Просыпаемся мы - и грохочет над полночью
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.


С моей точки зрения, подобные запугивающие данные построены на предпосылках, спровоцированных больше эмоциями, нежели сутью явления.


Сейчас диагноз «болезнь Альцгеймера» ставится с поразительной лёгкостью многим пациентам, в том числе и молодым. По сути, почти любое появляющееся постепенное снижение памяти теперь часто и безоговорочно расценивается как начальное проявление болезни Альцгеймера. По крайней мере, подобную тенденцию я наблюдаю в США.


Мой личный опыт, как и опыт развития медицинской науки вообще, показывает, что кроме настоящих эпидемий, инфекционных и других болезней существуют эпидемии, имеющие психогенное (внушённое) происхождение (так называемые ятрогении; название это происходит от греческих слов iatros — врач и genos — происхождение), исходящие не столько из общественного восприятия тех или иных событий, как, например, произошло в связи с болезнью президента Рейгана, сколько из всеобщей склонности к обострённому восприятию «сенсаций», особенно в медицине. И ещё, наверное, потому, что любой человек, задумываясь о своей старости, возможной немощи и некой малоприятной перспективе возникновения старческих изменений психики, как бы «примеряет» их на себя. Такие «примерочки» неизбежны, однако, по моему глубокому убеждению, оснований для паники нет, как и нет никакой сенсационной «тихой эпидемии» болезни Альцгеймера. Для этого утверждения у меня достаточно фундаментальных оснований. Изучая вопросы острой и хронической патологии нервной системы различного происхождения на протяжении более сорока лет, я постоянно работал и над проблемой прогрессирующих поражений нервной системы, где так называемые нейродегенерации являлись ведущими в развитии патологического процесса. Болезнь Альцгеймера занимает среди них весьма скромное место.


Что же показали эти длительные, всесторонние исследования, охватившие более четырёхсот больных? В первую очередь был полностью исключён экзогенный, то есть внешний, привходящий, фактор (вирусный, токсический и т.п.). Оказалось также, что любые острые заболевания — от простуды и инфекции до травмы или интоксикации — являются всего лишь провоцирующими моментами, выявляющими внешние проявления уже существующей в скрытой форме болезни. Кроме того, установлено, что наследственные факторы в большинстве случаев могут играть существенную роль.


Самое же главное — была отмечена строгая связанность ряда поражений нервной системы вообще, обусловленных первичной патологией различных эндокринных образований — гипофиза, щитовидной и паращитовидной желёз, надпочечников и других нарушений их функций, большинство из которых причинно обусловлено наследственными факторами, многообразно реализующимися на разных этапах жизни. Именно отсюда проистекает многоформенность поражений нервной системы. Подобные идеи высказывались и раньше, но не имели чётких доказательств.


Ответ найден нами в 1993 году, когда впервые было чётко показано, что нейродегенерация — это патология нейроэндокринная.


В последние десятилетия наукой установлено, что головной мозг человека, помимо 13 миллиардов(!) нервных клеток и соединяющих их проводящих путей в виде тончайших волокон, имеет собственную, внутримозговую, очень мощную нейроэндокринную систему. Последняя состоит из множества узлов, обеспечивающих нормальную деятельность различных отделов нервной системы. Нарушение функции любого такого узелка может являться причиной определённого нервного заболевания. В частности, наиболее известными из них являются болезнь Паркинсона и паркинсонизм (разделение их весьма условно). Они обусловлены нарушением функции чёрной субстанции мозга, вырабатывающей нейрогормон — дофамин. В работах американских исследователей конца 70-х годов прошлого века установлено, что нарушение деятельности другого эндокринного узелка мозга (непарное ядро Мейнарта), как правило, ведёт к развитию болезни Альцгеймера, гибели клеток коры головного мозга, амилоидозу. Странно, что об этом многие сейчас забыли.


Поневоле напрашивается вопрос о природе таких заболеваний вообще. Могут ли они быть результатом наследственной предрасположенности к нейроэндокринным нарушениям? Очевидно, в подавляющем большинстве — могут. Здесь необходимо сделать небольшое пояснение, чтобы не возникло путаницы. Хорошо известные эндокринные заболевания, такие как патология щитовидной или паращитовидной железы, диабет и некоторые другие, никоим образом не связаны с нейрогормонами. Это совсем другая эндокринная система — соматическая («телесная»).


Выше уже говорилось, что чаще всего появление таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера, и сходных с ней обуславливается и стимулируется различными выявляющими факторами — инфекциями, интоксикациями, травмами и др. И только теперь становится ясно, что стартовый механизм болезни, её «запал» имеет другую причину. Ведущие претенденты на эту роль — генетические, гормональные, точнее, нейрогормональные нарушения.


Первые подтверждения того, что выбранное направление проводившихся исследований было правильным, получены более пятнадцати лет назад, когда в ряде случаев применение некоторых нейрогормонов, да и гормонов вообще при подобных заболеваниях показало определённую эффективность, в частности при лечении болезни Альцгеймера и других нейродегенераций. К сожалению, до сих пор мало изучены гормональная система мозга и элементы, её составляющие.

Сам себе доктор

Но сам человек тоже многое может сделать для своей памяти. Хороший метод тренировки детально описан в книге американского профессора Лоуренса Катца. Эти упражнения активизируют работу мозга, способствуют созданию новых связей и ассоциаций, задействуют различные мозговые отделы.

Суворов, Александр Васильевич — (князь Италийский, граф Рымникский) — генералиссимус Российских войск, фельдмаршал австрийской армии, великий маршал войск пьемонтских, граф Священной Римской империи, наследственный принц Сардинского королевского дома, гранд короны и кузен …   Большая биографическая энциклопедия

Омарон улучшает память, речь, повышает умственную работоспособность, способствует концентрации внимания, устраняет явления адинамии и астении

Семнадцать мгновений весны

Семнадцать мгновений весны

Цена быстрых секунд

Цена быстрых секунд

Вернуться назад