» » А когда У ВАС началась КРАСНАЯ АРМИЯ
загрузка...

А когда У ВАС началась КРАСНАЯ АРМИЯ

Комплектование советской (красной) армии

Теоретики марксизма (Карл Маркс и др.) и те, кто
проводили в России идеи коммунизма (В.И.Ленин,
Л.Троцкий, Каменев, И.Сталин, Ф.Дзержинский,
Я.Свердлов и др.), были людьми сугубо
гражданскими. Они были очень далеки от понимания
практического значения армии в жизни
государства, хотя совершенно правильно считали,
что "…Всякое государство появляется там и
тогда, где и когда появляются отряды вооруженных
людей для защиты интересов господствующего
класса".

Маркс предлагал заменить армию всеобщим
вооружением народа. Он полагал, что при нападении
врага на коммунистическое государство рабочие и
крестьяне берут в руки оружие, собираются в
отряды, выбирают себе военных руководителей,
отбивают нападение врага и вновь возвращаются к
своим станкам и нивам.

Исходя из этого марксовского тезиса,
большевики и принялись сначала разлагать, а с
приходом к власти и ликвидировать армию
российского государства. Одновременно с весны 1917
года они стали создавать отряды вооруженных
рабочих под названием "Красная Гвардия".
Рабочие набирались в Красную Гвардию на
добровольных началах. Это была первая система
комплектования новой армии, армии большевиков.
Командирами отрядов выбирались или назначались
военно-революционным комитетом
коммунистической партии (ВРК) из числа бывших
солдат, унтер-офицеров, офицеров царской армии.
Общее руководство этими отрядами в Петрограде
осуществлял ВРК, в других городах местные
организации коммунистической партии.

Однако с победой социалистической революции 25
октября (7 ноября) 1917 года стало стремительно
нарастать вооруженное сопротивление
противников большевиков. Кроме того, страна
по-прежнему находилась в состоянии войны с
Германией и Австро-Венгрией. Германские войска
разворачивали наступление. Возникла потребность
замены на линии фронта распадающихся частей
старой армии новыми частями. Запоздалое
осознание новым руководством страны
преждевременности ликвидации армии, и призывы
большевиков к солдатам и офицерам тающей старой
армии держать фронт результатов не давали.

Я — за мораторий. Честное слово. И если бы такое решение было на государственном уровне принято, я бы подчинился ему самым добросовестным образом.

В самом деле, что мешало принять общее, обязательное для всех решение: всякое публичное обсуждение истории Великой Отечественной войны запретить. На сто лет. До 2045 года.

-- Костяком любой армии является ее командный состав, командный и младший командный, офицеры и сержанты. Он и должен создать из мобилизованных, согнанных насильно людей именно армию -- подразделения, части, то есть войсковые единицы, а не просто совокупность людей в военной форме. Костяк армии, в общем-то, составили бывшие офицеры и унтер-офицеры старой армии и старого флота, вначале поступившие на службу добровольно, и не только из материального интереса, но и из любви к своему делу. Затем их стали мобилизовать, как и рядовой состав. Так что с костяком армии проблем не возникло. Что же касается проведения собственно мобилизации, то здесь опора у власти была та же, что и во всех ее мероприятиях, почти всегда принудительных в те годы: милиция, ЧК, части армии.

-- Шла Гражданская война. Каким образом получилось, что принудительно набранная большевиками армия не разбежалась, а все-таки воевала?

-- Благодаря репрессиям, заградительным отрядам и т.д., созданным для тех, кто не хотел воевать. В значительной степени благодаря весьма и весьма искусной пропаганде большевиков, обещавших низшим классам населения рай на земле. Но в целом из-за того же, из-за чего не разбегается всякая армия: за счет, так сказать, врожденной законопослушности подавляющего большинства граждан любой страны. Без этого бы история любой страны представляла собой сплошной хаос, анархию, гражданскую войну. Законопослушность, подкрепленная не только обещаниями, но и репрессиями по отношению к нежелающим подчиняться. Здесь большевики ничего нового не изобрели. Просто в своих репрессивных мерах они не останавливались ни перед чем, их процент расстрелянных не волновал.

-- А играло какую-то роль то, что тогда страна была наводнена людьми, привыкшими к оружию, теми самыми ушедшими с фронта (прихватив с собой ружье!) солдатами; то, что большая часть мужского населения прошла через первую мировую войну?

-- Если говорить о начале Гражданской войны, то, безусловно, привычка значительной части населения отстаивать свои интересы с оружием в руках, сформировавшаяся благодаря участию в мировой войне, сыграла невероятно большую роль. Кроме того, не будем забывать, что психологический эффект заключался и в том, что после германского фронта какая-то то там гражданская война для многих была совершенно не страшна. После того, как люди прошли первую мировую, слишком многое в жизни им не было страшно в принципе. Поэтому легко было решиться на вооруженное выступление в ходе революции, на развязывание гражданской войны. Не будь этого, возможно, гражданская война и не началась бы. А что касается того влияния, которое привычка людей к оружию и опыт службы в царской армии оказали на создание Красной армии, то, безусловно, вчерашним фронтовикам гораздо легче было вновь почувствовать себя солдатами и воевать.

Брошенный при немецком отступленнии в деревне Крюково танк Pz.Kpfw.III.

Подразделение советских лыжников в подмосковной деревне Крюково. Зима 1941 — 1942 гг.

Группа немецких солдат, захваченных в плен во время битвы за Москву.

Брошенный при немецком отступлении автомобиль «Кюбельваген» (Volkswagen Тур 82 Kubelwagen). Зима 1941 — 1942 гг.

Советские солдаты изучают подбитый и брошенный немецкий танк Pz.Kpfw.III. Зима 1941 — 1942 гг.

Брошенный при немецком отступлении бронетранспортер SdKfz 251/1 «Ганомаг» (Hanomag). Зима 1941 — 1942 гг.

В соответствии с решением Ставки ВГК 8 января 1942 г. началось общее наступление советских войск от Ладожского озера до Черного моря. В нем приняли участие и войска Западного и Калининского фронтов, проводившие Ржевско-Вяземскую операцию. Отсутствие достаточного опыта ведения наступательных операций, недостаток сил и средств не позволили тогда окружить основные силы группы армии "Центр". Тем не менее, это был успех. Противник был отброшен на запад на 100-350 км. Полностью были освобождены Московская, Калининская, Тульская, Рязанская области, часть Смоленской и Орловской областей, Победа под Москвой улучшила военно-политическое и международное положение Советского Союза. Но в 1942 году советскому народу предстояло пережить новые испытания и отступить до берегов Волги и предгорий Кавказа. Война приняла затяжной характер на истощение противников. Ряд историков именно с Московской битвой связывают начало коренного перелома в войне, который окончательно стал фактом после победы советских войск под Сталинградом и завершился разгромом немецких войск на Курской дуге.

Кульков Е.Н. Московская битва // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА ГЕНЕРАЛА АРМИИ Г. ЖУКОВА И. СТАЛИНУ К ПЛАНУ-КАРТЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ АРМИЙ ЗАПАДНОГО ФРОНТА, 30 ноября 1941 г.

ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ

генерал-лейтенанту т. ВАСИЛЕВСКОМУ

Прошу срочно доложить Народному Комиссару Обороны т. Сталину план контрнаступления Западного фронта и дать директиву, чтобы можно было приступить к операции, иначе можно запоздать с подготовкой

Но еще тяжелее были людские потери. Финская армия потеряла 23,5
тыс. убитыми и умершими от ран, более 1 тыс. пленными, 43,5 тыс. ранеными,
из которых примерно 10 тыс. остались инвалидами. Советские потери финнами
были оценены примерно в 200 тыс. убитыми и умершими от ран. Потери гражданского
населения Финляндии, в основном в результате бомбардировок, составили 646
убитых (так как финская авиация не совершала налетов на советскую территорию,
среди гражданского населения СССР потерь не было).{41}

Командование ЛВО дало иные сведения о советских потерях: 48 745
убитых и умерших от ран, 68 863 раненых.{42} Штаб ЛВО также поставил под
сомнение официальные данные финской стороны о потерях армии Финляндии,
утверждая, что финны потеряли убитыми более 70 тыс. человек, умершими от
ран 15 тыс. и ранеными более 250 тыс. человек.{43} Фантастичность этой
оценки очевидна. Если бы потери финской армии действительно достигали 85
тыс. убитых и умерших от ран, а с учетом инвалидов значительно превышали
100 тыс., это не могло бы ни сказаться на мобилизационной способности страны
в 1941 г. (вспомним, что тогда в армии уже не было 11,5 тыс. иностранных
добровольцев). Однако Финляндия вновь мобилизовала в вооруженные силы 18
процентов населения, или более 600 тыс. человек.{44} Ясно, что призыв новобранцев
1940-1941 гг. мог компенсировать (очевидно, даже с некоторым превышением,
так как в 1941 г. страна выставила несколько больше солдат, чем в 1939
г.) потери не более 45 тыс. человек, считая и умерших от ран, инвалидов
и убывших домой иностранных добровольцев, но никак не вдвое-втрое большие
потери, приведенные в сообщении штаба ЛВО. Так что надежность официальных
финских данных о потерях сомнений не вызывает.

Сложнее обстоит дело с советскими потерями. Если верны официальные
советские данные, то на одного убитого финского солдата приходится двое
советских; если верна финская оценка советских потерь, то на одного финна
приходится восемь погибших наших сограждан. В Великой Отечественной войне
исчислено соотношение военных потерь 3,7:1, т. е. почти четверо погибших
красноармейцев на одного убитого солдата противника.{45} А ведь тогда немецкие
войска не только оборонялись, но и наступали, не раз попадали в окружение,
неся большие потери. В финскую же войну финны ни разу не попали в окружение,
за редчайшим исключением не наступали и не контратаковали, в то время как
советские войска предпринимали зачастую недостаточно подготовленные штурмы
долговременных укреплений и также несли большие потери в окружении севернее
Ладожского озера. Поэтому представляется вполне вероятным, что соотношение
потерь в финскую войну было еще менее благоприятным для Красной Армии,
чем в Великую Отечественную, и поэтому мы склонны считать, что финская
оценка советских потерь близка к действительности. Это подтверждается и
свидетельствами участников финской кампании. Приведем лишь один пример.
Поэт Сергей Наровчатов вспоминал в 1979 г., как вернулся с финской: "Я
понял, что такое взрослость, какая это страшная вещь... Из батальона в
970 человек осталось нас 100 с чем-то, из них 40 человек невредимыми".{46}

Финская оценка советских военных потерь совпадает с оценкой немецкой
военной разведки, которая в 1942 г. оценивала советские потери в "зимней
войне" в 430 тыс. убитых и инвалидов (на убитых здесь приходится примерно
половина общего числа).{47} Отметим также, что, по всей видимости, сохранившиеся
в советских архивах данные по личному составу частей, участвовавших в финской
кампании, страдают неполнотой. Так, по утверждению директора ЦГАСА М. Стеганцева,
в архиве не сохранилось документов за 1940 г. по личному составу 13-го,
45-го и 69-го отдельных лыжных батальонов{48} (в одном из них воевал и
С. Наровчатов, чьи воспоминания процитированы выше). Поэтому советские,
данные о потерях могли оказаться заниженными (Сталин и его окружение, несомненно,
стремились скрыть от народа истинный размер потерь).

Из приведенных Маннергеймом в мемуарах данных о числе военнопленных,
взятых при окружении советских войск севернее Ладожского озера, явствует,
что в финском плену оказалось по меньшей мере 5 с лишним тысяч красноармейцев.
Их судьба была ужасна. Продолжим здесь цитату из письма Тягунова: "В мае
1940 г. (скорее всего ошибка, должно быть: в марте. — Б. С.
), когда
было подписано перемирие, финны передали наших военнопленных — изможденных,
обмороженных, инвалидов... Их везли в санитарных поездах, к которым никого
не подпускали. Домой они не вернулись. Их семьи тоже были высланы, видимо,
как семьи предателей. Так как теперь быть — продолжать их тоже считать
предателями?".{49} Трагедия советских солдат и командиров, попавших сначала
в финский плен, а йотом в сталинские лагеря, еще ждет своего исследователя.

Уже после публикации нашей статьи были обнародованы данные о потерях
Красной Армии в советско-финляндской войне, значительно превышающие прежние
официальные цифры. П. А. Аптекарь подсчитал потери погибших по хранящимся
в Российском государственном военном архиве книгам учета безвозвратных
потерь РККА в войне с белофиннами и составил именные алфавитные списки
убитых, умерших от ран (кроме тех, кто Скончался в тыловых госпиталях)
и пропавших без вести. Число погибших он определил в 131 476 человек, а
число пленных — примерно в 6000, из которых около 200 человек отказались
вернуться на родину. Число раненых и обмороженных исследователь оценивает
в 325-330 тыс. человек, потери авиации — в 640-650 самолетов, а потери
танков — более чем в 2,5 тыс. машин, из которых более 650 было потеряно
безвозвратно.{49а} Следует учесть, что в приведенную П. А. Аптекарем цифру
погибших не вошли также потери флота и войск НКВД и что вряд ли именные
списки потерь, составлявшиеся через 10 лет после окончания войны, были
исчерпывающими и полными. Вероятно, истинное число погибших советских военнослужащих
исчисляется в пределах от 131,5 тыс. до 200 тыс. человек.

Так справедливой или несправедливой была эта война для Советского
Союза, справедливой или несправедливой была она для Финляндии? Все сказанное
выше однозначно обязывает к выводу: справедливой — для Финляндии, несправедливой
— для СССР. В ходе конфликта мировое общественное мнение было на стороне
Финляндии. Престиж СССР в мире резко упал. В феврале 1940 г. президент
США Ф. Д. Рузвельт, выступая перед конгрессом американской молодежи, сказал:
"Более двадцати лет назад... я решительно симпатизировал русскому народу...
надеялся, что Россия решит свои собственные проблемы и что ее правительство
в конечном счете сделается миролюбивым правительством, избранным свободным
голосованием, которое не будет покушаться на целостность своих соседей.
Сегодня же надежда или исчезла, или отложена до лучшего дня. Советский
Союз, как сознает всякий, у кого хватает мужества посмотреть в лицо фактам,
управляется диктатурой столь абсолютной, что подобную трудно найти в мире.
Она вступила в союз с другой диктатурой и вторглась на территорию соседа,
столь бесконечно малого, что он не мог представлять никакой угрозы, не
мог нанести никакого ущерба Советскому Союзу, соседа, который желал одного
— жить в мире как демократическая страна, свободная и смотрящая вперед
демократическая страна".{50} Здесь сталинскому режиму дана точная оценка,
режиму, разрушившему надежды, возникшие после 1917 г. у части демократической
общественности мира.

Маннергейм в приказе по армии 13 марта 1940 г. в связи с завершением
военных действий писал: "Более 15 тыс. из вас, кто вышел на поле боя, никогда
не увидят снова своих очагов, а сколь многие из вас навсегда потеряли способность
к труду! Но вы также нанесли врагам тяжелые удары, и, если 200 тыс. из
них лежат в снежных сугробах и смотрят невидящими глазами в наше хмурое
небо, в том нет вашей вины".{51} Главнокомандующий финской армией также
вспоминает, как военный атташе Финляндии в Москве передал сказанные ему
слова Нового наркома обороны маршала Советского Союза С. К. Тимошенко о
том, что "русские многому научились в этой тяжелой войне, в которой финны
сражались героически".{52} Что касается уроков войны, то, к сожалению,
усвоены они были Далеко не достаточно, что подтвердили тяжелые потери Красной
Армии в Великой Отечественной войне, крупные поражения 1941-1942 гг. Но
характерно в этой фразе другое (если, конечно, атташе, а вслед за ним Маннергейм
передали ее точно): Тимошенко, сам возглавлявший войска на Карельском перешейке,
говорит, что финская армия сражалась героически. А ведь, скажем, по отношению
к гитлеровской армии ни у кого из ее противников язык не повернется сказать,
что она сражалась героически, хотя немецкие солдаты действительно в ряде
случаев, например под Сталинградом, проявляли мужество. Дело в том, что
героической мы называем лишь справедливую борьбу. Быть может, и Тимошенко,
и многие другие бойцы и командиры в глубине души смутно догадывались, что
воевать на этот раз приходится за неправое дело, что справедливость на
стороне финнов, отстаивающих свою свободу и независимость. Оттого и в народной
памяти финская война осталась "незнаменитой", и дело тут вовсе не только
в военных неудачах (вспомним не менее тяжелые неудачи 1941 г., которые
тем не менее иначе отразились и в фольклоре, и в художественной литературе).
Нет, народное сознание чувствовало несправедливость войны и не оставило
ее в памяти.

Доказательство, что определенное сочувствие делу финнов не было
чуждо хотя бы части советской интеллигенции, можно найти и в романе Василия
Гроссмана "Жизнь и судьба", где главный герой, физик Штрум, замечает, что
"изжившая себя буржуазная демократия в Финляндии столкнулась в сороковом
году с нашим централизмом, и мы попали в сильную конфузию. Я не поклонник
буржуазной демократии, но факты есть факты".{53}

И совсем недавний пример — оценка советско-финляндской войны советским
социологом: "Или вот советско-финляндская война. Она, мне кажется, была
органическим следствием сталинского режима, без ее анализа и оценки нельзя
составить полного представления о том периоде, тем более проанализировать
такой неотъемлемый социально-политический элемент сталинизма, как экспансионизм.
Не буду говорить о моральной и международно-правовой стороне дела, хотя
война гиганта с маленьким соседом, которому незадолго перед этим была предоставлена
независимость, дает для этого богатый материал. Возьмем чисто утилитарный
аспект: позиция Финляндии могла быть совершенно иной в 1941 г. Возможно,
даже нейтральной".{54} Действительно, усилила ли победа в финской кампании
безопасность СССР в целом и Ленинграда в частности? Ответ один: нет, не
усилила, а, наоборот, ослабила. В июне 1941 г. финские войска вместе с
гитлеровцами напали на Советский Союз и уже 31 августа захватили печально
знаменитый поселок Майнила. В какие-нибудь два-три месяца финны достигли
прежней границы на Карельском перешейке и даже пересекли ее, что, правда,
не вызвало падения Ленинграда. Американский историк Ч. Лундин по этому
поводу справедливо заключает: "Даже в терминах самой прагматичной реальности
политики теперь очевидно, что все советское предприятие было хуже чем преступлением,
оно было ошибкой. Благодаря московской политике, толкнувшей Финляндию к
сотрудничеству с Германией, русские оказались скучены в опасно ограниченном
оборонительном периметре Ленинграда в условиях несравненно менее благоприятных,
чем в 1939 г. В то время как германские армии наступали на город с юго-запада,
финны, вооруженные лучше, чем когда-либо, нависали буквально на расстоянии
пушечного выстрела с севера".{55} Но теперь война была для Финляндии несправедливой.
Она воспользовалась тяжелым положением вчерашнего противника и напала на
него, рассчитывая на скорую германскую победу. Перефразируя высказывание
бургомистра Штутгарта М. Роммеля: "Для Германии было лучше проиграть войну
при Гитлере, чем выиграть ее с ним", — можно сказать, что "для Финляндии
было лучше проиграть войну при Гитлере, чем выиграть ее с ним". Но несправедливость
для финнов той второй войны 1939-1944 гг. не должна заслонять от нас совершенно
иной характер первой, "зимней войны".

Дальнейшее, всестороннее и глубокое, осмысление итогов и уроков
"зимней войны" поможет нам лучше понять себя, свое общество тогда и теперь.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}

См.: История дипломатии. М., 1975. Т. 4. С. 25-26.

Военно-революционный комитет, непосредственно делавший переворот октября 1917 года.
Вождь и создатель Красной Гвардии, затем Красной Армии Народный комиссар по военным и морским делам товарищ Троцкий Лев Давидович, председатель Революционного Военного Совета
26 октября 1917 года - создание "Комитета по венным и морским делам": В.А. Антонов-Овсеенко, Н.В.Крыленко, П.Е.Дыбенко
27 октября (9 ноября) - расширен до 9 человек и преобразован в "Совет народных комиссаров по военным и морским делам".
конец ноября декабрь 1917 года - Совет прекратил существование и создан "Наркомат по военным делам", с февраля 1918 года "Наркомат по морским делам")
14 марта 1918 года во главе "Народного комиссариата по военным делам" становится наркомвоен Троцкий Л.Д.

Вождь и создатель 

с красными генштабистами.

23 февраля - "День Красной Армии", "День защитника социалистического отечества" появился в честь первых боев 

Салон модной одежды Brand House, ТЦ «Панорама», четвертый вход, 2 этаж

В начале 1943 объединение системы видело отмену всех остающихся функциональных разрядов. Слово «чиновник» стало официально подтвержденным, вместе с эполетами, которые заменили предыдущие знаки отличия разряда. Разряды и знаки отличия 1943 не изменялись очень до прошлых дней СССР; современная российская армия использует в основном ту же самую систему.

Военное образование

Во время гражданской войны кадры командующего были обучены в Академии Общего штаба Николаса Российской империи, которая стала Военным училищем Фрунзе в 1920-х. Старшие и верховные главнокомандующие были обучены в Более высоких Военных Академических Курсах, переименовал Продвинутые курсы для Высшей Команды в 1925; учреждение 1931 года Операционной Способности в Военном училище Фрунзе добавило эти курсы. Академия Общего штаба была восстановлена 2 апреля 1936 и стала основным военным училищем для старших и верховных главнокомандующих Красной армии.

Чистки

Конец 1930-х видел чистки лидерства Красной армии, которое произошло одновременно с Большой Чисткой Сталиным советского общества. В 1936 и 1937, в заказах Сталина, тысячи высокопоставленных чиновников Красной армии были уволены от их команд. У чисток была цель чистки Красной армии «политически ненадежных элементов», главным образом, среди более высокопоставленных чиновников. Это неизбежно обеспечило удобный предлог для урегулирования личных вендетт или устранить соревнование чиновниками, ищущими ту же самую команду. Многие армия, корпус и командиры дивизии были уволены, большинство было заключено в тюрьму или послано в трудовые лагеря; другие были казнены. Среди жертв был основной военный теоретик Красной армии, Маршал Михаил Тухачевский, воспринятый Сталиным как потенциальный политический конкурент. Чиновники, которые скоро остались найденными всеми их решениями, близко исследуемыми политическими чиновниками, даже в приземленных вопросах, таких как ведение записей и полевые учебные маневры. Атмосфера страха и нежелания взять на себя инициативу скоро проникала в Красную армию; количество самоубийств среди младших офицеров повысилось, чтобы сделать запись уровней. Чистки значительно ослабили боевые возможности Красной армии. Hoyt приходит к заключению, что «советская система обороны была повреждена на грани некомпетентности» и усилий «страх, в котором жили высокие чиновники». Кларк говорит, «Сталин не только порезал сердце из армии, он также дал ему повреждение головного мозга». Lewin определяет три серьезных результата: утрата опытных и хорошо обученных высокопоставленных чиновников; недоверие это вызвало среди потенциальных союзников особенно Францию; и поддержка это дало Германию.

Недавно рассекреченные данные указывают, что в 1937, в разгаре Чисток, у Красной армии было 114 300 чиновников, из которых 11,034 были отклонены. В 1938 у Красной армии было 179 000 чиновников, на 56% больше, чем в 1937, кого еще 6 742 были уволены. В самых высоких эшелонах Красной армии Чистки удалили 3 из 5 маршалов, 13 из 15 армейских генералов, 8 из 9 адмиралов, 50 из 57 генералов армейского корпуса, 154 из 186 генералов подразделения, всех 16 армейских комиссаров и 25 из 28 комиссаров армейского корпуса.

Результат состоял в том, что у корпуса чиновника Красной армии в 1941 было много неопытных высокопоставленных чиновников. В то время как у 60% полковых командующих было два года или больше опыта команды в июне 1941, и почти 80% командующих подразделения винтовки, только у 20% командующих корпуса и 5% или меньшего количества армейских и военных окружных командующих, был тот же самый уровень опыта.

Значительный рост Красной армии во время звездного часа чисток, возможно, ухудшил вопросы. В 1937 Красная армия пронумеровала приблизительно 1,3 миллиона, увеличившись почти до три раза того числа к июню 1941. Быстрый рост армии требовал в свою очередь быстрого поощрения чиновников независимо от опыта или обучения. Младшие офицеры были назначены заполнить разряды старшего лидерства, многие из которых испытали недостаток в широком опыте. Это действие в свою очередь привело ко многим открытиям на более низком уровне корпуса чиновника, которые были заполнены новыми выпускниками от сервисных академий. В 1937 весь младший класс одной академии был дипломирован год рано, чтобы заполнить вакансии в Красной армии. Зажатый в тиски неопытностью и страхом перед репрессиями, многие из этих новых чиновников не произвели на большие количества впечатление вновь избранных призывников к разрядам; жалобы на неповиновение повысились до вершины нарушений, наказанных в 1941, и, возможно, усилили случаи солдат Красной армии, оставляющих их отделения во время начальных фаз немецкого наступления того года.

6. Выскажите свое мнение, почему в вооруженном противостоянии красных и белых победили красные. (При ответе используйте документы.)


Расширяем словарный запас:

Концентрационный лагерь — место изоляции военнопленных, заключенных.
Террор — форма политического запугивания, устрашения с использованием крайне жестоких методов — вплоть до физического уничтожения противника.


История России, XX — начало XXI века : Учеб. для 9 кл. общеобразоват. учреждений / А. А. Данилов, Л. Г. Косулина, А. В. Пыжиков. — 10-е изд. — М. : Просвещение, 2003

Материалы по истории онлайн, задачи и ответы по классам, планы конспектов уроков по истории скачать

Если у вас есть исправления или предложения к данному уроку, напишите нам.

Если вы хотите увидеть другие корректировки и пожелания к урокам, смотрите здесь - Образовательный форум.

Наверх